Сетевая версия энциклопедии «Москва» издания 1980 года

Рабочие

Рабочие

Москвы, как социальный слой начали складываться в феодальном обществе (предпролетариат). На мануфактурах и заводах Москвы в 17—18 веков работали главным образом крепостные крестьяне. Тяжёлые условия жизни, жестокая эксплуатация вызыва­ли протесты и выступления рабочих: волнения 1720—21, 1738—39, 1742, 1749 на Сукон­ном дворе, «Чумной бунт» 1771, стачка 1779 на кирпичном заводе Н. Ильина и др. К 1814 в Москве насчитывалось свыше 250 промышленных предприятий (27 тысяч человек — 1/6 всех рабочих России). Кризис феодального строя и начало промышленного переворота (30—40-е годы 19 века) обусловили рост числа вольнонаёмных рабочих. В 1852 в Москве насчитывалось 48 тысяч человек рабочих, или 8,5% всего населения города; основная масса (свыше 80% ) занята в текстильной промышленности. Рабочие заселяли пригороды вдоль рек Москвы и Яузы (Лефортово, Пресня и др.).

В 40—50-е годы текстильное производство оставалось ведущим, но резко возросло количество предприятий металлообрабатывающей, химической, пищевой и другой промышленности. После реформы 1861 Москва превращалась в один из центров крупной промышленности. К 1890 в городе име­лось до 667 предприятий с 77 тысяч человек. В конце 19 века Москва стала вторым после Пе­тербурга промышленным центром России.

Рост классового самосознания способствовал объединению рабочих. В начале 1860-х годов в Москве действовали отделения тайного революционного общества «Земля и воля», члены которых предприняли шаги к развёртыванию про­паганды на заводах и фабриках. Рабочий революционер П. А. Алексеев был одним из организаторов народнической группы москвичей. В конце 70—80-х годах участ­никами рабочего движения в Москве стали тысячи рабочих. Наиболее крупными выступле­ниями были стачки на суконной фабрике Носовых (1871), шёлковой фабрике Лезерсона (1875), чугунолитейном заводе Бромлея, фабрике Гиля (1879). Движение носило сти­хийный характер, борьба развёртывалась на экономической почве. Передовые рабочие зна­комились с нелегальной литературой, изда­вавшейся в Москве, — работы К. Маркса и Ф. Энгельса, другая социалистическая литература. В начале 90-х годов возникли первые социал-демократические кружки в Москве: группы Г. М. Круковского—Г. Н. Мандельштама, А. Н. Вино­курова — С. И. Мицкевича, А. И. Ря­занова — И. А. Давыдова, члены которых развернули пропаганду марксизма на московских фабриках и заводах. Огромное влияние на развитие революционной социал-демократии Москвы оказал В. И. Ленин, который неоднократно приезжал в Москву (см. Ленинские памятные места), встречал­ся с представителями революционного пролета­риата. Весной 1894 создан Центральный рабо­чий кружок (с 1895 — Московский «Рабочий союз»), куда вошли К. Ф. Бойе, А. Д. Карпузи, Ф. И. Поляков и другие. 30 апреля 1895 под Москвой в районе платформы Вешняки состоялась первая массовая рабочая маёвка (см. Маёвки). Летом 1896 «Союз» вёл агитацию на 55 московских предприятиях, в 1896—1897 руководил забастовками в городе. В марте 1898 образован руководя­щий орган большевиков Москвы — Московский комитет РСДРП, деятельность которого способствовала развитию рабочего дви­жения в городе.

В 1900 на 38 промышленных предприятиях с числом рабочих 500 и более, составлявших 5,6% всех фабрик и заводов Москвы, было скон­центрировано 42,4% рабочих. Экономический кри­зис начала 20 века ухудшил положение рабочих. Жестокая эксплуатация и политическое бес­правие обостряли классовую борьбу. Провели стачки рабочие Общества русских трубопро­катных заводов и Измайловской мануфактуры (январь 1902), Даниловской мануфак­туры (март 1902), 89 типографий Москвы (сентябрь 1903). В последней участвовало 6600 человек. Они одними из первых в стране выдвинули требование заключить коллек­тивные договоры предпринимателей с рабочими.

Московские рабочие сыграли важную роль в Революции 1905—07. В январе 1905 по призыву Московского комитета РСДРП бастовало около 50 тысяч человек. Начатая московскими рабочими Октябрьская политиче­ская стачка 1905 превратилась в обще­российскую. В ноябре в Москве возник Совет рабочих депутатов 1905. Создавались боевые дружины. Увеличилось число профсоюзов (см. Профессиональные союзы). Декабрьское вооружённое восстание 1905 в Москве было наивысшей точкой Революции 1905—07.

Экономический подъём 1910—13 вызвал рост рядов московского пролетариата. Число рабочих в фабрично-заводской промышленности достиг­ло 160 тысяч. По численности первое место занимали текстильщики (67 тысяч), второе — металлисты (31 тысяча). На пред­приятиях этих отраслей промышленности про­исходила наибольшая концентрация производства. На многих мелких промышленных предприя­тиях, в кустарных и ремесленных мастерских к 1913 насчитывалось свыше 245 тысяч человек. Непромышленных рабочих (строителей, чернорабочих, грузчиков и других) было свыше 250 тысяч. В московской промышленности выросла доля потомственных рабочих, повысился уро­вень образования (особенно среди молодёжи — многие посещали вечерние и вос­кресные школы), классовой сознательно­сти и организованности. В годы революционного подъёма усилилось влияние большеви­ков, росла стачечная борьба: в 1913 в стачках участвовало свыше 250 тысяч человек, только в июльских забастовках 1914 — 90 тысяч.

С начала Первой мировой войны 1914—18 московские рабочие выступали против империалистической политики царизма. Большевики воспитывали рабочих в духе решительной революционной борьбы, призывали к превращению войны империалистической в войну гражданскую. В 1915 Москва с её громадным населе­нием, нехваткой продовольствия, низ­кой заработной платой рабочих стала одним из тех районов, где стихийное недовольство открыто проявлялось раньше, чем в других местах России. Революционное настроения московских рабочих вылились в политическую стачку, которая прошла под руководством больше­виков 3—9 (16—22) сентября 1915 (участво­вало до 90 тысяч человек); всего в 1915—16 в Московской губернии бастовало до 300 тысяч человек. 9 (22) января 1917 по призыву больше­виков прекратили работу 1/3 всех пред­приятий Москвы (см. Январская стачка 1917). 28 февраля (13 марта) московские большевики распространяли листовки с воззванием, в котором призвали рабочих к свержению са­модержавия. Вслед за Петроградом в Москве победила Февральская революция 1917. В городе установилось двоевла­стие: 1 (14) марта избран Совет рабо­чих депутатов 1917, и одновременно буржуазия Москвы образовала Комитет общественных организаций. Под влияни­ем пропагандистской деятельности боль­шевиков рабочие города решительно выступали против политики буржуазии, которая сопротивлялась введению восьмичасового рабочего дня, угрожала локаутами, умень­шала заработную плату, увольняла чле­нов фабрично-заводских комитетов и др. 12 (25) августа 1917 в день открытия в Москве Государственного совещания 1917 заба­стовали свыше 400 тысяч человек (см. Всеобщая стачка). С апреля 1917 московские рабочие создавали отряды Красной Гвардии, в городе про­ходила большевизация Советов. На осен­них выборах почти во всех районных Советах большинство мест получили представители РСДРП(б).

Под руководством большевиков рабочие активно участвовали в Октябрьском вооружённом восстании в Москве. В результате семидневных боёв, в ночь на 3 (16) ноября 1917 в Москве победила Советская власть. Были ликвидированы старые орга­ны власти и создавались новые — совет­ские, началась национализация банков, промышленности и торговых предприятий, введён рабочий контроль. В обстановке начав­шейся Гражданской войны и военной интервенции, в условиях тяжёлой экономической разрухи рабочие под руководством Московской городской партийной организации и московских профсоюзов решали хозяйственные и политические задачи, поставленные Коммунистической партией. Тысячи рабочих ушли на фронт, организовав московские рабочие ди­визии и полки, и в продотряды. В эти годы сократилось число рабочих на промышленных пред­приятиях: в 1917 — свыше 205 тысяч, в 1920 — 87 тысяч. С 1918 началось массовое пересе­ление рабочих из трущоб и подвалов в благоуст­роенные дома, принадлежавшие ранее буржуазии: в 1917 в пределах Садового кольца проживало 5% рабочих, в 1920 — до 50%.

В апреле 1919 рабочие Московско-Казанской железной дороги по призыву коммунистов провели первый субботник (см. Коммунистические субботники). «Коммунистический суббот­ник железнодорожных рабочих Москов­ско-Казанской дороги, — по словам Ленина, — есть одна из ячеек нового, социа­листического общества...» (ПСС, 5-е издание, том 39, с. 19). В восстановительный период чис­ленность промышленно-производственного персонала города резко возросла и в 1925 насчиты­вала 357,8 тысяч человек. Реальная заработная плата рабочих, занятых в государственной промышленности, достиг­ла довоенного уровня, в ряде отраслей (текстильная, пищевая, химическая) превысила его. В 1921 открыты первые дома отдыха для московских рабочих. К началу 1923 рабочие выдвинули для руководства промышленными предприятиями Москвы свыше 400 «красных директоров». Многим лучшим производственникам в конце 20-х годов присвоено звание Героя Труда, среди них ра­бочие бывшего завода Гужона — С. И. Иванов, И. С. Сафонов, В. Ф. Егорычев, столяр Автозавода И. И. Егоров, слесари завода «Рускабель» — А. К. Ромет и Н. А. Юганов и многие другие. Передовые производствен­ники направлялись партийными организациями на рабочие факультеты (рабфаки). Производственные совещания являлись формой участия рабочих в управлении производством. На крупных заводах и фабриках Москвы проводились произ­водственные конференции.

Восстановив промышленность, московские рабочие в соответствии с решениями 14-го съезда партии (1925) приступили к социалистической индустриализации. За годы 1-й (1929—1932) и 2-й (1933—37) пятилеток полно­стью реконструирована московская промышленность. К 1937 число рабочих и служащих Москвы увеличи­лось до 2,1 млн. человек, из которых более 840 тысяч было занято в промышленности; метал­листы стали ведущим отрядом. Выпуск промышленной продукции на одного рабочего в целом по Москве вырос в 1932 по сравнению с 1913 в 2,2 раза. В ходе социалистического со­ревнования в годы второй пятилетки передо­вые рабочие, инженерно-технические работ­ники заводов и фабрик Москвы вслед за донецким шахтёром А. Г. Стахановым (см. Стаха­новское движение) боролись за повыше­ние производительности труда на базе освоения новой техники. Среди текстиль­щиков Москвы в 1935 развернулось движение многостаночников. Рабочие помогали трудо­вому крестьянству в социалистическом пере­устройстве деревни. Значительная часть «двад­цатипятитысячников» — передовых рабочих, участвовавших в подъёме сельского хозяйства, была москвичами. Они же составляли почти 1/3 партийных работников, направлен­ных в 1933 в политотделы МТС и совхозы. В 1939 в московской промышленности было заня­то 876 тысяч рабочих и служащих, в строительстве — 165 тысяч, в торговле и снабжении — 149 тысяч, в жилищно-коммунальном хозяйстве — 123 тысячи человек. К 1941 число рабочих и служащих Москвы выросло в 3,1 раза по сравнению с 1928, достигнув 2,2 млн. человек, из которых почти 44% составляли рабочие-металлисты.

В годы социалистического строительства укрепилось политическое значение рабочих. Повысилась их роль в общественной и политической жизни города: в конце 30-х годов свыше 50% депутатов Моссовета и районных Советов были рабочими. Они участвовали в деятельности комсо­мольских, профсоюзных и других общественных организаций. В годы довоенных пятилеток вырос культурный уровень рабочих. Основными очагами культурной жизни московских рабочих стали рабо­чие клубы. В годы мирного строительства рабочие под руководством городской партийной организации, преодо­лев трудности хозяйственной разрухи, превратили Москву в один из крупнейших промышленных центров страны. С начала Великой Отечественной войны сотни тысяч московских рабочих ушли в армию, десятки тысяч в народное ополчение. В октябре 1941 в каждом районе города формировались коммунистические батальоны. В годы войны около двух тысяч промышленных предприятий Москвы работа­ли для нужд фронта. Часть рабочих со своими фабриками и заводами эвакуировалась из Москвы (см. Эвакуация 1941). По инициативе молодых рабочих ГПЗ-1, Автозавода и других на предприятиях столицы началось со­ревнование за звание фронтовых комсомольско-молодёжных бригад. Массо­вый характер в годы войны приобрело движение многостаночников. На всех предприятиях появились «двухсотники», «трёхсотники», «пятисотники», «тысяч­ники» — рабочие, выполнявшие от 200 до 1000% нормы. В 1945 рабочие и служащие составляли 80% довоенного 1940. Наи­более значительно сократилось число строительных рабочих (51% довоенного 1940); в московской промышленности резко возросло число женщин и молодёжи; в пополнении кад­ров московских рабочих за годы войны женщины со­ставили от 60 до 70%. Не было практиче­ски ни одной рабочей профессии, которой не овладели бы женщины.

В послевоенный период важнейшей народно-хозяйственной и политической задачей стало восполне­ние численности московских рабочих. Целенаправ­ленная политика Коммунистической партии в этой области привела к тому, что уже в 1950 число рабочих и служащих, занятых в промышленности, на 100 тысяч превысило пока­затели 1940; в 1958 оно составило 122,6% от уровня 1940, увеличившись по сравне­нию с 1945 на 51%. В 1958 число рабочих и слу­жащих в строительстве возросло до 248 тысяч человек, превысив показатель 1940. За 1946—48 удельный вес рабочих в промыш­ленности Москвы увеличился с 67% до 75%, к 1959 составил 81%. Пополнение рабо­чих кадров осуществлялось в основном через систему государственных трудовых резервов. За годы 4-й пятилетки (1946—50) в Москве ре­месленные училища, железнодорожные училища и школы ФЗО подготовили для промышленности, транспорта и строительства около 100 тысяч квалифицированных рабочих, что составляло более половины рабочих, вновь пришедших на производство. Важной формой подготовки квалифицированных рабо­чих кадров было обучение непосредствен­но на производстве: техминимум, школы передового опыта, производственно-технические курсы и т. п. За 1946—58 повысили квалификацию почти 3,3 млн. рабочих. На московских предприятиях родилось много патриотических начинаний. Сотни тысяч после­дователей нашлись у новаторов московской промышленности: П. Б. Быкова, Н. А. Россий­ского, А. С. Чутких, Л. Г. Корабельниковой, М. И. Левченко, В. Г. Блаженова и многих других.

В середине 50-х годов рабочие и служащие Москвы от­кликнулись на призыв партии об укрепле­нии кадров сельского хозяйства. За 1954—55 Москва на­правила около 3,5 тысяч человек председателями колхозов, директорами МТС и совхозов. Свыше 22 тысяч юношей и девушек Москвы доброволь­но поехали на освоение целинных и за­лежных земель.

В 60-х годах СССР вступил в стадию раз­витого социалистического общества. 22-й (1961) — 25-й (1976) съезды КПСС, Третья про­грамма партии, новая Конституция СССР 1977 подтвердили ведущую роль рабочего класса в общенародном государстве, в создании материально-технической базы коммунизма. За 1959—77 число рабочих и слу­жащих Москвы увеличилось почти в 1,4 раза, превысив 4 млн. человек. В 1977 27,4% московских рабочих и служащих были заняты в промышленности, 10,0% — в строительных и проектных организациях, 9,6% — на транспорте и в связи, 8,9% — в торговле, общественном питании и матери­ально-техническом снабжении, 4,7% — в жилищно-коммунальном хозяйстве и бытовом обслуживании населения, 11,4% — в медицинских и культурно-просветительских учреждениях, 19,8% — в искусстве, науке и научном обслуживании, 8,2% — в аппарате управления и прочих отраслях народного хозяйства. Среди рабочих и служащих Москвы женщин — 56% от общего числа ра­ботающих. К 1977 доля рабочих в лёгкой и пищевой промышленности снизилась, а в машиностроительной к металлообрабатывающей промышленности поднялась с 18% (1913) до 54%.

Вырос культурно-технический уровень рабочих. К середине 70-х годов более 60% из них имели среднее (полное и неполное) и высшее обра­зование (в 1959 немногим более 40%). Научно-технический прогресс сопровождался изменением характера и содержания труда в традиционных профессиях, способство­вал появлению новых профессий, требую­щих высокой квалификации, большого объёма научных знаний. Сокращается доля неквалифицированного тяжёлого физического труда. Одной из наиболее действенных форм быстрейшего внедрения науки и техники в производство стало тесное сотрудничество рабочих и интеллигенции Москвы. На предприятиях работают комплексные творческие брига­ды, в которые входят передовые рабочие, инже­неры и техники. В подготовке квалифицированных рабочих кадров важную роль играет система профессионально-технического обучения, в том числе профессионально-технические училища (ПТУ). За 1965—78 они подготовили свыше 1 млн. квалифицированных рабочих. Тысячи рабочих столи­цы прошли обучение новым профессиям или повысили свою квалификацию. За 1959—73 число московских рабочих — членов Всесоюзного общества изобретателей и рационализа­торов (ВОИР) в Москве возросло в 7 раз. Значительное влияние на развитие технического творчества рабочих оказывают научно-технические общества (НТО). В 1958 в Москве возникло движение за коммунистическое отношение к труду. На заводе «Динамо» в ходе выполнения заданий 8-й (1966—70) пя­тилетки родилось движение за составле­ние личных пятилетних планов. Среди строителей столицы распространился ме­тод бригадного подряда, предложенный комплексной бригадой Н. А. Злобина. В 10-й пятилетке (1976—80) коллекти­вы многих московских предприятий работают под девизом «Пятилетке ка­чества — рабочую гарантию!». В ходе со­циалистического соревнования за до­стойную встречу 60-летия Великой Октябрьской социалистической революции свыше 550 тысяч московских рабочих и 12 тысяч бригад выполнили к юбилею два и более годовых плана. Стало традицией социалистическое соревно­вание рабочих Москвы и Ленинграда.

Рабочие повышают образование в заочных и вечерних школах, техникумах и вузах, университетах марксизма-ленинизма, в школах коммунистического труда, на курсах повыше­ния квалификации. На промышленных предприя­тиях Москвы действуют университеты культуры, народные театры, студии; в художественной самодея­тельности участвуют десятки тысяч человек. В середине 1970-х годов в 11 дворцах культуры крупнейших московских заводов и фабрик состоялось свыше 300 спектаклей и концертов худо­жественной самодеятельности, которые просмотрели более 1,6 млн. человек. В деятельности клубов, народных театров, студий участвуют коллек­тивы профессиональных театров, филармонии, работ­ники литературы и искусства. Коллективы Боль­шого и Малого театров, МХАТа, Театра имени Е. Вахтангова, Театра имени Моссо­вета и других шефствуют над многими завод­скими домами и дворцами культуры. На ведущих промышленных предприятиях Москвы соз­даны Музеи трудовой славы, работают фабрично-заводские библиотеки. Их фонд пре­вышает 15 млн. книг. Большинство заводов и фабрик Москвы имеет свои дома отдыха, сана­тории, профилактории, спортивные базы, стадионы, детские дошкольные учреж­дения, пионерские лагеря и др.

Труд многих московских рабочих отмечен высоки­ми правительственными наградами; свыше 200 ра­ботникам промышленности столицы присвоены звания Героя Социалистического Труда; многим рабочим присвоено звание лауреатов Ленинской и Государственной премий СССР. Рабочим принадлежит ведущая роль в управлении делами го­рода. В 1977 избраны в районные Советы народных депутатов, Зеленоградский городской и посел­ковые Советы Москвы 9964 депутатов. В их числе 5432 мужчины, 4532 женщины; 5108 — члены и кандидаты в члены КПСС, 4856 — бес­партийные; 4682 — рабочие
.

Литература: История Москвы. Краткий очерк, 3 издание, Москва, 1978; Полетаев В. Е., Рабо­чие Москвы на завершающем этапе строи­тельства социализма. 1945—1958 гг., Москва, 1967; Москва — Ленинград. Соревнование трудовых коллективов двух городов, Москва, 1976; Казанцев Б. Н., Рабочие Москвы и Московской губернии в середине XIX в. (40—50-е гг.), Москва, 1976; Москва: годы обнов­ления и реконструкции, Москва, 1977; Товарищ Москва. Литературные портреты современ­ников, книги 1—3, Москва, 1973—77.