Сетевая версия энциклопедии «Москва» издания 1980 года

Декабрьское вооружённое восстание 1905

Декабрьское вооружённое восстание 1905

в Москве, высший этап развития Революции 1905—07, подготовленный, по словам В. И. Ленина, «... всем ходом событий с января 1905 года» (ПСС, том 19, с. 367). Курс на организацию вооружённого восстания был опреде­лён В. И. Лениным и принят 3-м съездом РСДРП (апрель—май 1905). Октябрьская всеобщая политическая стачка стала стихийно перерастать в вооружённое восста­ние. В начале декабря 1905 было окончатель­но нарушено равновесие сил, вызванное опубликованием Манифеста 17 октября. Царизм перешёл в наступление против ре­волюции, открытая вооружённая борьба ста­ла неизбежной. Решающую роль в ней сыграл московский пролетариат.

Практическую подготовку вооружённого восстания в Москве осуществлял МК РСДРП, при котором летом 1905 была создана Боевая организация, ведавшая организацией боевых дружин. Росту революционных настрое­ний способствовало революционное брожение в войсках московского гарнизона, особенно вос­стание 2-го Ростовского гренадерского полка 2—4 декабря. Состоявшаяся 5 декабря в здании Фидлера училища Общемосковская конференция большевиков предложила Моссовету объявить 7 декабря всеобщую политическую стачку и перевести её в вооружённое восстание. 6 декабря пленум Совета поддер­жал это предложение (см. Совет рабочих депутатов 1905). Для руководства восстанием МК создал Исполнительную комиссию (В. Л. Шанцер (Марат), М. И. Ва­сильев-Южин, М. Н. Лядов; кандида­ты — В. М. Савков и З. Н. Доссер). Остальные члены МК были направлены в районы. Для координации действий революционных партий и революционно-демократических организаций был образован Федеративный комитет (Информационное бюро), в который вошли по 2 представителя от большевиков, мень­шевиков, эсеров, Исполкома Московского со­вета, 1 — от Всероссийского железнодорожного союза. От боль­шевиков в Федеративный комитет вошли Васильев-Южин, Шанцер и член Исполкома Московского совета рабочий М. М. Васильев. 7 декабря в газете «Известия Московского совета рабочих депутатов» было опубликовано воззвание «Ко всем рабочим, солдатам и гражданам!» с призывом к вооружённому восстанию и свержению са­модержавия. Призыв поддержала про­ходившая в эти дни в Москве Всероссийская конференция железнодорожников. В полдень 7 декабря гудок Брестских железнодорожных мастерских (ныне завод «Памяти революции 1905 го­да») возвестил о начале стачки (улица Пресненский вал, 27; мемориальная доска). 8 декабря забастовка стала всеобщей, охватив свыше 150 тысяч человек. Не забастовала лишь Нико­лаевская (ныне Октябрьская) железная дорога; 7 декабря Николаевский (ныне Ленинград­ский) вокзал был занят войсками. В тот же день московский генерал-губернатор Ф. В. Дубасов ввёл в Москву и Московские губернии поло­жение чрезвычайной охраны. Власти пытались репрессиями подавить движение. Казаки, драгуны и полиция разгоняли массовые демонстрации и митинги, однако войска колебались, отмечались случаи открытого невыполнения прика­зов. На Страстной (ныне Пушкинской) площади 8 декабря демонстранты окружили отряд казаков, вступили с ними в переговоры; началось братание и казаки, несмотря на приказания офицера, покинули площадь. В ночь на 8 декабря был арестован Федеративный комитет, вечером 8 декабря полиция окружила митинг в саду «Аквариум», все участники были обысканы, однако присутствовавшим дружинникам удалось скрыться. Вечером 9 декабря было раз­громлено училище Фидлера — одна из главных баз боевых дружин, арестовано свыше 100 человек, захвачено оружие и боеприпасы. В ответ на действия властей вечером 9 декабря началось строительство барри­кад. Стачка переросла в вооружённое вос­стание. В ночь с 9 на 10 декабря революцио­неры бросили 2 бомбы в здание Охранного отделения, что вызвало панику среди сыскной полиции. Дружинники разоружали городовых и мелкие отряды солдат, захватывали оружейные мага­зины. 10—11 декабря центр Москвы с севера был окружён баррикадами по линии Са­дового кольца, по улицам Поварской (ныне Воровского) и Арбату барри­кады доходили до Бульварного коль­ца. В руках восставших оказались район Бронных улиц, который обороняли студенческие дружины, Грузины, Пресня, Миусы, Симоново (см. «Симоновская республика»). Ожесточённые бои развернулись на Каланчёвской (ныне Комсомольской) площади, где дружина Казанской железной дороги во главе с большевиком А. И. Горчилиным и эсером А. В. Ухтом­ским несколько дней штурмовала Николаевский вокзал (мемориальная доска на здании Ка­занского вокзала; Комсомольская площадь, 1/131); на Лесной улице сражалась дружи­на Миусского трамвайного парка во главе с М. П. Виноградовым и П. М. Щепетильниковым, в районе Миусской площади — дружина Московского промышленного училища, в здании которого были созданы лазарет, склад оружия, лаборатория бомб (Миусская площадь, 9, здание МХТИ). Боевую дружину типографии Кушнерева (ныне типография «Красный пролетарий») возглавлял большевик А. С. Кайрович (Краснопро­летарская улица, 16; мемориальная доска). В Замоскворечье опорными пунктами восстания были типография Товарищества И. Д. Сытина (ныне 1-я Образцовая типография) и фабрика Э. Цинделя (ныне Ситценабивная фабрика), во главе боевых дружин стоял большевик В. М. Савков. 11 декабря в газете Московского совета «Известия» была опуб­ликована инструкция Боевой организации МК РСДРП «Советы восставшим рабочим», в которой излагались методы партизанской войны в городе. Выполнение её высоко оценил В. И. Ленин (см. там же, том 13, с. 374—75). Однако уже в первые дни восстание свелось к разрозненным дей­ствиям отдельных групп революционеров, которые ввиду перевеса правительственных сил перешли к обороне. На местах борьбой руководили районные Советы рабочих депутатов, единого руководящего органа после ареста Федеративного комитета не было. В первые дни восстания из 15 тысяч солдат Московского гарнизона Дубасов сумел двинуть в бой лишь около 5 тысяч (1350 человек пехоты, 7 эскадронов кавалерии, 16 орудий, 12 пулемётов). Войска были сосре­доточены у Манежа и на Театральной площади (ныне площадь Свердлова), благодаря чему властям удалось удержать все прави­тельственные учреждения и важнейшие стратегические пункты города. В распоряжении Дубасова был также жандармский ди­визион и около 2 тысяч вооружённых винтов­ками полицейских. Остальные части были разоружены и заперты в казармах. Лишь прибытие 15 декабря из Петербурга лейб-гвардии Семёновского полка (командир — полковник Г. А. Мин) и 16 декабря из-под Варша­вы 16-го пехотного Ладожского полка (командир — полковник И. В. Карпов) обеспечило Дубасову абсолютное превосходство над восставшими. 16 декабря началась карательная экспедиция на Казанской железной дороге, к 17 декабря восста­ние в Москве было в основном подавлено. Все силы были брошены властями на штурм цитадели восставших — Пресни (см. Оборона Пресни), где к тому времени сосредоточились самые боеспо­собные дружины под рук. З. Я. Литвина-Седого, В. В. Мазурина, М. И. Соколова («Медведя») и других. Главной базой вос­ставших стала Прохоровская мануфак­тура (ныне комбинат «Трёхгорная мануфактура»). Ввиду явного превосходст­ва правительственных войск Московский совет, МК РСДРП и другие революционные организации постановили прекратить вооружённую борьбу с 18 декабря и забастовку с 19 декабря.

Баррикада на углу улицы Малая Дмитровка и Садовой-Триумфальной улицы
Баррикада на углу улицы Малая Дмитровка (ныне улица Чехова) и Садовой-Триумфальной улицы.

По неполным данным, в ходе восстания и последовавшей расправы было убито 1059 человек (в том числе 137 женщин и 86 детей), арестовано в Москве 260 человек, в Московской губернии — 240 человек, уволено 800 рабочих Прохоровской мануфакту­ры, 700 рабочих и служащих Казанской железной дороги, 800 рабочих Мытищинского вагоностроительного завода. Волна увольнений про­катилась и по другим предприятиям Москвы и губернии.

Баррикада из вагонов конки на Лесной улице близ Миусского трамвайного парка
Баррикада из вагонов конки на Лесной улице близ Миусского трамвайного парка.

Главной причиной поражения восстания было то, что московский пролетариат не сумел привлечь на свою сторону охваченные брожением части Московского гарнизона. Был упущен благоприятный для начала вос­стания момент, когда 2 декабря восстал 2-й Ростовский гренадерский полк. После ареста руководителей восстание превра­тилось в разрозненные выступления от­дельных районов города. Восставшие обо­ронялись, а не наступали, у них не хватало оружия, не было опыта вооружённой борьбы. Этот опыт трудящиеся приобре­ли в ходе самого восстания. Оценивая его уроки, В. И. Ленин писал: «До воору­жённого восстания в декабре 1905 года народ в России оказывался неспособным на массовую вооружённую борьбу с экс­плуататорами. После декабря это был уже не тот народ. Он переродился. Он получил боевое крещение. Он закалился в восстании. Он подготовил ряды бой­цов, которые победили в 1917 году...» (там же, том 37, с. 386—87). В память о вос­стании Пресня с 1918 стала называться Красная Пресня. В 1919 Кудринская улица была переименована в Баррикадную улицу, а Кудринская площадь в площадь Восстания, в 1922 Большая Ваганьковская улица называться Большой Декабрьской улицей, а Нижняя Прудовая улица — Дружинни­ковской улицей. В 1931 Воскресенская улица названа улицей 1905 года. Ряд московских улиц наз­ван именами начальников боевых дружин (улицы Мантулинская, Литвина-Седого, Заморёнова, Ухтомского и др.). В ме­стах боёв установлены мемориальные доски и па­мятники. Память о восстании увековечивают названия станций метро
«Баррикадная» и «Улица 1905 года».

Обелиск Героям Декабрьского вооружённого восстания 1905 г.
Обелиск «Героям Декабрьского вооружённого восстания 1905 г.» на Красной Пресне. 1920.