Сетевая версия энциклопедии «Москва» издания 1980 года
Р 160 распределитель принципиальная схема подключения распределителей.

Буржуазия

Буржуазия

В Москве предпосылки образования буржуазии возникли в 17 веке, когда город стал центром складывавшегося общероссийского рынка и выросли объём и роль торгового капитала, сосредоточенного в руках купцов; тогда же возникли первые част­ные (купеческие) мануфактуры. В началу 18 века росту буржуазии способствовали реформы Петра I. В 1714—25 была создана 21 частная мануфактура; богатейшими среди владельцев были купцы Евреиновы, Мыльниковы и другие. В 1775 купечество было выделено в особое сословие и получило свою организацию. В зависимости от размеров капитала купцы делились на 3 гильдии. Общероссийский процесс оформления капиталистического уклада и перераста­ния во второй четверти 19 века мануфактурного производства в фабричное обусловил числен­ный рост московского купечества, из которого главным образом формировалась буржуазия (около 12 тысяч купцов в конце 18 века). Кроме того, ряды буржуазии пополнялись за счёт разбогатев­ших мещан и ремесленников, а также богатых («капиталистых») крестьян. Из среды последних вышли Прохоровы, основавшие в конце 18 века одно из крупней­ших московских текстильных предприятий Прохоровскую мануфактуру (ныне комбинат «Трёхгорная мануфактура»), Хлудовы, Грачёвы и другие. В конце 18 — начале 19 веков в Москве обосновались из других городов круп­ные купцы Лепёшкины, Крестовниковы, Бахрушины, Боткины и другие. Несмотря на замедленное развитие буржуазии, обусловленное затянувшимся существованием крепостного права, московская буржуазия в этот пе­риод уже численно превосходила дворян­скую прослойку и упрочивала своё со­циальное положение накоплением капи­тала и захватом командных позиций в экономике Москвы. Буржуазия вкладывала капиталы главным образом в текстильную промышленность: Москва стала одним из центров хлопчато-бумажного производства, интенсивно развивались также шерсто- и шёлкоткацкая промышленность, где наряду с русскими фабрикантами выделялись также иностранцы (многие из них позднее русифицировались). В 30-х годах 19 века В. И. Иокиш приобрёл усадьбу Михалкове и основал близ неё суконную фабрику (ныне Тонкосуконная фабрика имени Петра Алексеева), А. О. Гюбнер открыл ситценабивную фабрику (ныне Шёлковый комбинат имени Я. М. Свердлова), К. Жиро — шёлко­ткацкую фабрику (ныне комбинат «Красная Роза»), Э. Циндель — ситценабивную фабрику (ныне Ситценабивная фабрика). Иностранцы занимали преобладающее поло­жение в машиностроительной промышленности Москвы. В середине 19 века крупнейшим предприятием по производству сельскохозяйстенных машин была Бутенопов фабрика. Однако вплоть до второй половины 19 века Москва в промышленном отношении была «ситцевой». Росту сплочённости крупной буржуазии способствовало открытие в 1839 Московской биржи, во главе которой стоял выборный Бир­жевой комитет. Развитие капитализма и промышленный переворот (30—50-е годы 19 века) содействовали росту крупной промышленной буржуазии, однако главенствовала торговая буржуазия. В среде средней и мелкой буржуазии, значительных по численности (владельцы средних и мелких торгово-промышленных предприятий), происходил постоян­ный процесс расслоения. Разбогатевшие предприниматели вливались в состав крупной буржуазии, разорившиеся попадали в положение эксплуатируемых, а нередко становились люмпен-пролетариями. Вплоть до Революции 1905—07 средняя и мелкая буржуазия самостоятельной политической роли не играла. Затянувшееся господство крепост­ного хозяйства сдерживало процесс формирования и развития буржуазии. Лишь после крестьянской реформы 1861 быстрое развитие капита­лизма и связанный с ним рост эксплуатации рабочего класса стали основой уско­ренного роста российской буржуазии, в том числе московской, увеличения её богатств, усиления экономического положения и влияния. Широкое распространение со второй половины 19 века получило банковское дело (см. Банки). В 1866 по инициативе В. А. Кокорева и И. А. Лямина был основан Московский купеческий банк, затем — Московское купеческое общество взаимного кредита, Московский учётный банк, Московский торговый банк и другие. Во второй половине 19 века завершилось образование буржуазии как класса. К концу 19 века крупная буржуазия составляла 2% экономически активного населения, тогда как пролетарские и полупролетарские слои — 50%. В Москве развивалась как лёгкая, так и тяжёлая промышленность, ускоренное разви­тие последней в значительной степени было связано с ростом железнодорожного строительства. В тяжёлой промышленности преобладали иностранные капита­листы: Бромлеи, владевшие механическим заводом (ныне завод «Красный пролетарий»), Ю. П. Гужон, основавший металлический завод (ныне завод «Серп и молот»), фирма Дангауэр и Кайзер, которой принадлежал меха­нический завод (ныне завод «Компрессор»), и другие. В концу 19 века к традиционным промышленным районам Москвы — Пресне, Лефортову, Даниловке, Кожевни­кам прибавились Симонове, где появи­лись завод «Динамо», Бари завод, нефтяные склады товарищества «Бр. Нобель», Бутырки и другие. Буржуазия заняла руководящее положение в созданных в ходе буржуазных реформ 60—70-х годов 19 века органах городского самоуправле­ния. Около 80% гласных Городской думы составляли представители торгового капитала, вы­ходцы из верхушки буржуазии занимали обычно пост московского городского головы.

Вплоть до второй половины 19 века для большинства московской буржуазии были характерны малокультурность, замкнутость, скопидомство, безграничная власть главы семьи над домочадцами, что отражено в пьесах А. Н. Островского. Однако со второй половины 19 века в среду буржуазии проникает европейская культура. Многие представители буржуазной молодёжи обучались в гимназиях, русских и заграничных университетах, ширилась сеть коммерческих училищ: первое Московское коммерческое училище было открыто в 1804 на улице Остоженке (ныне Метростроевская улица, 38, здание Института иностранных языков), к 1910 их было уже 13. Некоторые представители буржуазии были известны как меценаты. Так, значительную роль в театральной жизни Москвы сыграла частная опера С. И. Мамонтова; собрание П. М. Третьякова стало основой Третьяковской гале­реи, А. А. Бахрушина — Театрального музея. Большое культурное значение имела книгоиздательская деятельность И. Д. Сытина, братьев Сабашниковых, братьев Гранат, К. Т. Солдатёнкова. На пожертвования буржуазии был открыт ряд больниц, в том числе пси­хиатрическая больница на Канатчиковой даче, Солдатёнковская (ныне Боткинская) больница, приютов, школ и училищ.

Со второй половины 19 века отдельные представители буржуазии участвовали в политической жизни Москвы: В. А. Кокорев в конце 50-х годов выступил с проектами освобождения крестьян, в конце 19 — начале 20 веков либеральная часть буржуазии поддерживала контакты с участниками земских съездов. Но в целом буржуазия в политическом отношении была индифферентна, занимала консервативные позиции, выступала в поддержку самодержавия. Связанные с ростом рабочего движения попытки правительства ввести рабочее законодательство вызвали протесты буржуазии, выразившиеся в петициях, газетных и журнальных статьях, публичных выступлениях. Буржуазия всячески затрудняла деятельность фабричных инспекторов на принадлежавших ей предприятиях.

В конце 19 — начале 20 веков в Москве происходил процесс сращивания промышленного и банковского капитала, что привело к образованию мощной финансовой олигархии. Верхушка буржуазии превращалась в монополистическую. 20—30 семейств буржуазии (Морозовы, Прохоровы, Алексеевы, Коноваловы, Бардыгины, Рябушинские, Крестовниковы и другие) занимали руководящее положение в правлениях банков и фирм, фактически вла­дели рядом газет, господствовали в Городской думе. Московский биржевой комитет стал ведущим органом российской буржуазии, а московская буржуазия — её лидером. Первое место по богатству и влиянию среди буржуазии в Москве занимало семейство Рябушинских, создавшее в начале 20 века мощный концерн, включавший Московский банк, ряд предприятий лёгкой, тяжёлой и полиграфия, промышленности и др. С Рябушинскими соперничал концерн Н. А. Второва, в руках которого были сконцентрированы Московский промышленный банк, ряд промышленных предприя­тий, в том числе завод товарищества «Электросталь», гостинично-складской комплекс «Деловой двор» и др. Годовая прибыль Второва в 1916—17 достигала 100—150 млн. рублей. В конце 19 — начале 20 веков развернулась строительная деятельность буржуазии. Деловой центр Москвы — Китай-город был застроен здания­ми банков, фирм, торгово-складскими помещениями. Торговые и деловые здания были сооружены на улицах Кузнецкий мост, Мясницкой (ныне улица Кирова), Петровке, в Неглинном проезде (ныне Неглинная улица). Широкое распространение получил тип доходных домов (сооружались отдельными лицами и фирмами, в частности страховыми обществами). Представители верхушки буржуазии строили в бывших аристократических районах Москвы особняки по проектам архитекторов Ф. О. Шехтеля, Л. Н. Кекушева, А. С. Каминского, С. В. Шервуда, П. А. Ушакова и других. Со строительной деятель­ностью буржуазии в значительной степени связано рас­пространение в архитектуре Москвы стиля «модерн».

Наряду с ростом монополистического капитала шёл процесс консолидации и политической активизации буржуазии. Революция 1905—07 заставила её быстрее организовываться политически, создавать предприниматель­ские объединения, антирабочие союзы, нащупывать новые пути борьбы с революционным движением пролетариата. В противовес «старым» московским капиталистам во главе с Найдёновыми, выступавшими против любых изменений политического строя, выделилась группа «молодых» (П. П. Рябушинский, А. И. Коновалов, С. Н. Третьяков и другие), которые были сторонниками ограниченных реформ в рамках самодержавного строя. 39 московских фабрикантов в конце июля 1905 публично отказались поддержать ходатайство Московского биржевого комитета о созыве совещательной Думы и заявили о поддержке требования созыва законодательной Государственной думы. Но даже либеральные представители буржуазии, боясь растущей мощи рабочего класса, стреми­лись приспособиться к самодержавию. В 1905—06 буржуазия активно участвовала в фор­мировании основных буржуазных партий, её представители заняли руководящее по­ложение в их центральных органах. Видную роль в партии кадетов играли М. В. Челноков и М. В. Сабашников, лидерами октябристов выступали А. И. и Н. И. Гучковы, мирнообновленцев — П. П. Рябушинский и А. И. Коновалов, торгово-промышленной партии — Г. А. Крестовников. Под влиянием буржуазии в Москве находились созданный в 1905 по инициативе Рябушинских «Союз старообрядцев», Союз сою­зов, Литературно-художественный кружок и другие организации. Взгляды буржуазии выражали газеты «Голос Москвы», «Русские ведомости», «Русское слово», «Утро России», журналы «Русская мысль», «Московский ежене­дельник» и другие. В ходе Революции 1905—1907 либерализм буржуазии стал открыто контрре­волюционным. В дни Октябрьской политической стачки 1905 Московский биржевой комитет ходатайст­вовал перед генерал-губернатором о введе­нии в Москве военного положения, во время Декабрьского вооружённого восстания был создан Совет из представителей буржуазной общественности при генерал-губернаторе, призвавший население содействовать подавлению восстания. Лишь единичные представители крупной буржуазии участвовали в революционном движении (Н. П. Шмит) или содействовали ему (С. Т. Морозов). Буржуазия поддержала правительственный террор массовыми увольнениями революционных рабочих. Процесс политической консолидации буржуазии продолжался после поражения Революции 1905—07. В 1907 был утверждён устав созданного в 1905 Общества фабрикантов и заводчиков. Одновременно в среде монополистической буржуазии росло недовольство правительственной политикой. Политический произвол царизма заде­вал и ущемлял интересы крупной буржуазии. Она стала выражать недовольство внутренней политикой правительства. С 1908 на квартирах П. П. Рябушинского и А. И. Коновалова устраивались «экономические беседы» с уча­стием фабрикантов, политических деятелей, учёных, в ходе которых разрабатывались проекты политических реформ, предусматривавшие повышение роли буржуазии в общественной жизни страны. По инициативе видных представителей буржуазии в 1912 была создана партия прогрессистов, более отчётливо, чем кадеты и октябристы, отражавшая ин­тересы крупного капитала. Весной 1914 А. И. Коновалов пытался создать «Информационный комитет» для объединения всех оппозиционных сил. Однако и «левое» крыло крупной буржуазии сохраняло полное единство с ца­ризмом в отношении его антирабочей по­литики. В области внешней политики большая часть московской буржуазии ориентировалась на союз с Францией, пропагандировала восстановление военной мощи России, подор­ванной русско-японской войной. Внешнеполитическая программа московской буржуазии изложена в сборнике «Великая Россия» под редакцией В. П. Рябушинского (тт. 1—2, 1910—11). С начала Первой мировой войны московская буржуазия поддерживала империалистическую политику царского правительства. Военные заказы способствовали обо­гащению буржуазии, усилению финансовой олигар­хии, концентрации богатств, зарождению государственно-монополистического капитализма. Московская буржуазия занимала руководящее положение в Союзе городов, Земгоре, выступила инициатором создания военно-промышленных комитетов. Московский Военно-промышленный комитет по своему значению уступал только петро­градскому. В ходе войны усилился наметившийся ранее процесс преимуществен­ного развития тяжёлой промышленности по сравнению с лёгкой. В Москве возникли новые монополистические объединения типа Военно-промышленного общества для производства снарядов под главенством Рябушинских. Усиление влияния «молодых» капиталистов позво­лило им в 1915 занять руководящее поло­жение в Московском биржевом комитете. Военные поражения царизма и общий кризис самодержавия способствовали росту оппозиционных настроений буржуазии. На собраниях у П. П. Рябушинского, А. И. Коновалова и С. Н. Третьякова обсуждались проекты создания ответственного перед Думой министерства, вынашивались планы двор­цового переворота, однако страх перед растущим рабочим движением парализо­вал политическую активность буржуазии. После победы Февральской революции 1917 московская буржуазия выступила как наиболее крупный и политиче­ски влиятельный отряд российской буржуазии. Её пред­ставители А. И. Коновалов, А. И. Гучков, С. Н. Третьяков и близкие к ним князья Г. Е. Львов, Н. В. Некрасов, Н. М. Кишкин, М. И. Терещенко вошли в состав Временного правительства. В Москве органом диктатуры буржуазии стал Комитет общественных организа­ций. Буржуазия направила все силы на борьбу с рабочим классом и назревавшей социалистической революцией, она препятствовала введению 8-часового рабочего дня, уст­раивала локауты. Одновременно возни­кали новые организации буржуазии — Московский комитет торгово-промышленных организаций (Торгпром, председатель С.  Третьяков), Всероссийский союз торговли и промышленности (председатель П. П. Рябушинский), в котором участвовали виднейшие представители буржуазии и буржуазной интеллигенции. Мелкую и среднюю буржуазию объединял Московский торгово-промышленный союз. Буржуазия активно участвовала в так называемом Совещании общественных деятелей 8—10 (21—23) августа 1917, которое призвало ликвидировать Советы и создать правительство, способное предотвратить надвигавшуюся пролетарскую революцию, в работах Го­сударственного совещания 1917, в под­готовке корниловщины. Контрреволюционная деятельность буржуазии привела её к политической изоляции, о чём свидетельствовало поражение главной буржуазной партии — кадетов на выборах в Городскую думу летом 1917 и на вы­борах в Учредительное собрание осенью 1917. В дни Октябрьских боёв 1917 буржуазия возглавила силы московской контрреволюции, её лидеры вхо­дили в Комитет общественной безопасности. После победы Октябрьской революции представители московской буржуазии участвовали в нелегальных контрре­волюционных организациях. Национализация промышленных предприятий, банков, торговых учреждений и крупных домовладений лишила крупную буржуазию её экономической базы. Бежавшие из Москвы промышленники способствовали раз­вязыванию Гражданской войны и продолжали антисоветскую деятельность в эмиграции. Мел­кая и средняя буржуазия после временного оживления в годы нэпа к началу 30-х годов была ликвидирована как класс. Некоторые бывшие предста­вители московской буржуазии, в том числе её верхушки (И. Д. Сытин, М. В. Сабашников, братья Гранат, А. А. Бахрушин и другие), порвав со своим классом, встали на путь сотрудни­чества с Советской властью.