Сетевая версия энциклопедии «Москва» издания 1980 года

Московское произношение

Московское произношение

способ произношения, свойственный жителям Москвы, признанный произносительной нормой русского литературного языка. Московское произношение складывалось веками. Первоначальной его осно­вой было произношение восточно-славянского пле­мени кривичей, то есть имело севернорусский характер (одна из характерных его черт — оканье). Однако в Москве среди населения, пришедшего с юга и востока, было рас­пространено и акающее произношение, которое постепенно укрепилось и к 18 веку стало господствующим. В 19 веке произносительные нормы русского литературного языка полностью определяются живой московской речью.

Для московского произношения второй половины 20 века характерны следующие черты: 1) буква «щ», сочетания «сч», «жж», «зж», «жд» произносятся как «ш» и «ж» мягкие и долгие: [щ’], [ж’], например «щи», «счёт», «жужжать», «визжать», «дождя»; мягкие краткие [ш’], [ж’] воз­можны лишь в иноязычных словах («жю­ри») и в собственных именах («Жюль»); 2) произношение буквы «г» как [γ] допускается лишь в нескольких «церковных» словах («господи», «бог»; но не допуска­ется в других словах, например «богадель­ня», «благополучный», «благоприятный»), а также при позиционно озвончённом «х», например «их бы» [иγ бы], и в отдель­ных словах, например «бухгалтерия», «бух­галтер»; 3) произношение мягких «к», «г», «х» возможно только перед гласными «и», «е» («руки», «руке»); перед «а», «о», «у» мягкие «к», «г», «х» встре­чаются только в иноязычных словах («кюхля», «гяур», «маникюр», «ликёр»); 4) произношение «чн» возможно или как [шн], например «скучно», «гречневый», «булочная», «молочный», или как [чн] — преимущественно в словах-терминах и в нейтраль­ной лексике, например «вечность», «беспечный», «личный» и других; 5) сочетание «щн» произносится как [щн], а не [шн], например «сущность», «беспомощный» и др.; 6)  произношение твёрдых «т», «д» [т, д] перед [э] наблюдается в словах-варва­ризмах и в стилистически отмеченных словах («темпера», «коттедж», «терция», «терцет», «декольте» и др.), в собствен­ных именах («Декарт», «Дега», «Тереса», «Доде») и в аббревиатурах типа ТЭЦ, ВТЭК и др.; произношение мягких «т», «д» [т’, д’] — в освоенных словах («тем­пература», «телефон», «тема», «демонст­рация», «декадент», «демон» и др.); 7)  в возвратных формах глагола наблю­дается колебание в произношении между сценическим «с» твёрдым и разговорным «с» мягким [с’]; 8) «ч» перед «т» в союзах «что», «чтобы» произносится как [ш]: [што], [штобы]; 9) в области вокализма основной чертой московского произношения является аканье, то есть резкоконтрастное выделение ударного слога (по долготе и интенсивности) и раз­ная — двухстепенная — редукция гласных в безударных слогах, например «голо­ва» [гьлΛва].

Московское произношение через средства массовой информации (телевидение, радио и др.), а также через кино, театр оказывает влияние на диалектное и просторечное произно­шение
.

Литература: Аванесов Р. И., Русское литературное произношение, Москва, 1954.