Сетевая версия энциклопедии «Москва» издания 1980 года
Данабол и нандролон купить Athletic24.com.ua.

Градостроительство и архитектура Москвы. Часть 4



С конца 1820-х годов начался процесс разложения классицизма и зарождения эклектики, которая претерпела в своём разви­тии два этапа: 1830—60-е годы и 1870—90-е годы. В архитектуре применялись новые материалы — чугун, железо, стекло. Од­нако их эстетические качества освоены не были. Облик Москвы 1830—60-х годов со­хранил особенности застройки после пожара 1812. Характер рядовой застройки по-прежнему определяли невысокие здания в 1—2 этажа, размещённые по красной линии улиц. Это — особняки, 2—4-квартирные дома, «купеческие» много­квартирные дома с магазинами или ма­стерскими в первых этажах и многоквар­тирные секционные дома. Преобладаю­щей тенденцией архитектуры 1830—60-х годов стало стилизаторство — проектирова­ние зданий в определённом, особенно «русском стиле» (формы, заимствован­ные из древнерусского зодчества), который полу­чил выражение главным образом в храмах (ожи­вившееся культовое строительство рассматрива­лось как возрождение народной культуры). Исторически сложившаяся система вер­тикалей храмов обновлялась и допол­нялась новыми (храм Христа Спасителя, колокольня Симонова монастыря, архитектор К. А. Тон; не сохранились). В строительстве гражданских и жилых зданий исполь­зовались преимущественно формы европейской архитектуры, а в зданиях, имеющих важный идеологический смысл, формы «русского стиля» (Большой Кремлёвский дворец, Ору­жейная палата). Особое внимание уде­лялось интерьеру. Удобство планировки сочеталось с комфортабельностью от­делки в готическом (кабинеты), русском (столовые), мавританском (курительные комнаты) стилях.

Манеж и Кутафья башня
Манеж и Кутафья башня Кремля. Акварель М. Н. Воробьёва. 1810-е годы.

В 1870—90-е годы начался период интенсивного строительства. Местоположение железнодорожных вокзалов определило разме­щение фабрично-заводского и связанного с ним жилищного строительства. В непосред­ственной близости от вокзалов и по бере­гам наиболее значительных рек формиро­вались промышленно-заводские комплек­сы, строились складские и торговые здания. Менее важным, но достаточно ощу­тимым градообразующим фактором стало строительство учебных и медицинских учреждений. Скон­центрированное в районе Миусской площади, на Девичьем поле (Большая и Малая Пи­роговские улицы), Большой Калужской улице, Пре­ображенском поле, оно стимулирова­ло распланировку и застройку прилегаю­щих территорий. Трансформировался центр Москвы. Место площади постепен­но заняла улица, система улиц и площа­дей. Кремль, утративший значение средо­точия официальной жизни, приобрёл меморативный характер. Вновь, как в классицизме, большое внимание уделяется ансамблю центра. В «русском стиле» реконструиро­валась система площадей, опоясываю­щих Кремль и Китай-город. На Красной площади сооружаются Исторический музей, Верхние торговые ряды и Средние торговые ряды, на Воскресенской площади (ныне площадь Революции) — здание Городской думы, на Лубянской площади (ныне площадь Дзержинского) — Политехнический музей. В Китай-городе застраивается Ветошный проезд (архитектор А. Н. Померанцев) и строятся замыкающие его перспек­тиву со стороны Никольской улицы Заиконоспасские ряды (архитектор М. Н. Преобра­женский). Со стороны Никольской улицы к Театральному проезду был пробит Третьяковский проезд, близ Владимир­ских ворот Китай-города возводится ча­совня Пантелеймона, у въезда на Красную площадь со стороны Охотного ряда — Лоскутная гостиница (все — архитектор А. С. Каминский). В остальных частях города преобладали здания в европейских стилях. Разнообразие стилей всех форм не исключало единой системы приёмов. В композициях конца 19 века независимо от назначения здания (банк, пассаж, до­ходный дом, особняк или гостиница) господствовал принцип гармонизации, при котором горизонтальные и вертикальные элементы здания равнозначны. Ориента­ция по длине фасада композиций уничто­жила прерывистость улиц, которые стали вы­глядеть как фасад одного здания. Во второй половине 19 века получает также распростране­ние демократичный вариант «русского стиля», использующий формы народного (крестьянского) искусства и известный под названием «ропетовщина» (по имени одного из ведущих представителей — И. П. Ропета), — «Погодинская изба» (1850-е годы, архитектор Н. В. Никитин). Таким образом, в застройке Москвы этого периода древ­ность сочетается с ультрасовременностью, урбанизация с патриархальностью. На рубеже 19—20 веков в московской архитектуре получил распространение стиль «модерн». Ф. О. Шехтель, Л. Н. Кекушев, И. А. Иванов-Шиц, И. П. Машков работали в духе интернационального варианта «модерна», И. Е. Бондаренко, А. В. Щусев — национально-романтического, неорусского, В. В. Шервуд, В. И. Ерамишанцев, И. С. Кузнецов, И. Г. Кондра­тенко — рационального. В творчестве А. У. Зеленко особенности позднего «модерна» переплетаются с тенденция­ми, близкими к экспрессионизму. Все три направления «модерна» получили широкое развитие и представлены большим числом сооружений. Особняки и доход­ные дома в стиле «модерн» (наиболее ранняя, «стилизаторская» линия) появились на улицах традиционно-аристократических районов — на Поварской (ныне улица Во­ровского), в переулках улицы Арбат, улицы Пречистенки (ныне Кропоткинская улица), отчасти на улицах купеческих районов, на Мещанской улице (ныне проспект Мира), улице Б. Полянка, Лужнецкой. Фабричные, конторские, торговые и складские поме­щения, представляющие более позднее, «конструктивное» направление «модерна», строились в большом числе в центральных деловых районах (на Кузнецком мосту, улице Рождественке, Мясницкой улице) и на окраинах. В начале 20 века всё более активным компонентом застройки города становил­ся рядовой жилой дом. Быстро росла этажность жилых домов (10-этажный дом в Большом Гнездниковском переулке, 1912, архитектор Э. Нирензее). Доходные дома в 8—10 этажей получают распростране­ние как в центральных районах, так и в удалении от них. Одни характерны своеобразной пластикой объёмов, вы­разительностью линейных очертаний, другие — строгим ритмом балконов, эркеров и козырьков крыш. К середине 1900-х годов возник ещё один тип доходного дома — с гладкими, облицованными гла­зурованной плиткой фасадами, подчёрк­нуто строгим рисунком эркеров, с яркими майоликовыми плитками.

Карта архитектурных памятников

Регулярное градостроительство в начале 20 века переживало кризис, росла жилищная нужда, возникла специфическая для большого города транспортная проблема. Первая попытка комплексного разреше­ния всех вопросов связана с проектом метрополитена, разработанным в 1902 инженером П. И. Балинским. Следующая по­пытка была предпринята в 1912, когда был составлен проект пассажирских ли­ний метрополитена длиной в 98 км, дополнен­ный проектом грузовых линий, соединён­ных с вокзалами и окружной дорогой, а также линиями для доставки продуктов от вокзалов к центральному холодильнику, который предполагалось соорудить близ Охотного ряда. Осуществление этих проектов было рассчитано на 6 лет (1914—20). Одновременно предусматри­валось строительство 14 посёлков-садов и 24 на­родных домов на окраинах Москвы.

Первая мировая война 1914—18 помешала осуществлению запланированных мероприятий. Она же со всей очевид­ностью обнаружила невозможность реше­ния грандиозных градостроительных за­дач с помощью индивидуальных мето­дов строительства, при частной собственности на землю. Резкое обострение жилищной нужды, кризис транспортной системы с небывалой остротой поставили проб­лему планомерного и перспективного планирования городского строительства на осно­ве новых приёмов организации простран­ственной среды, предпосылки крой со­держались в системе стиля «модерн». Разрешение этой проблемы, связанной с кардинальными вопросами градо­строительства и массового жилищного строительства, дальнейшее развитие зарождающейся в «модерне» архитектурной системы при­ходится на послереволюционную эпоху.